Пресса о нас

Круглый стол: «Демпинг в образовании: истоки проблемы и пути решения»

 

На сегодняшний день ярко обозначились две основные проблемы, которые не могут разрешиться естественным путем, без вмешательства органов государственной власти или участников профессионального сообщества.

Очевидно, что заметное число организаций-работодателей не готово вкладывать необходимый объем средств в обучение персонала. Данная проблема сочетается с другой, не менее серьезной: многие образовательные учреждения, стремясь извлечь максимальную прибыль за минимальный период времени, пренебрегают качеством предоставляемых услуг и идут по пути выставления демпинговых расценок на обучение. В данном случае ставка делается на количество слушателей, и необходимая прибыль извлекается именно за счет «массовости» услуги. Понятно, что есть и такие организации, которые превращают обучение в пустую формальность.

Опасность такого сочетания заключается в том, что обе проблемы взаимно дополняют друг друга, образуя своеобразный неразрывный порочный круг.

Градостроительный кодекс предусматривает периодическое, не реже чем раз в 5 лет, повышение квалификации специалистами и руководителями организаций, работающих в строительной отрасли. Для большинства компаний это императивное требование, поскольку без его выполнения они не могут получить Свидетельство о допуске для выполнения изыскательских, проектных и строительно-монтажных работ.

Цель любого бизнеса – извлечь максимум прибыли при минимальных расходах. К сожалению, зачастую этот принцип слишком буквально применяется и к повышению квалификации. Подмена реального обучения формальными процедурами или же только лишь получением подтверждающего документа, безусловно, оказывает самое негативное влияние на уровень подготовки специалистов в строительной отрасли.

Чтобы понять масштабы угрозы, обратимся к цифрам. Всего насчитывается около 460 саморегулируемых организаций изыскателей, проектировщиков и строителей. Они объединяют свыше 100 000 компаний по всей России. Фактически вся система саморегулирования в строительстве и участвующие в ней организации находятся в заложниках у относительно небольшого количества недобросовестных образовательных учреждений.  Если смотреть шире, мы обнаружим, что аналогичные проблемы существуют в сфере аудита, энергосбережения, оценки и других сегментах российской экономики. То есть бедствие носит глобальный и системный характер.

Подчиняясь законам рынка, спрос порождает предложение и стимулирует дальнейшее развитие бизнеса, строящегося на продаже некачественных образовательных услуг. В подобной ситуации добросовестные образовательные центры, не имея возможности вести адекватное соревнование за долю рынка с такими «конкурентами», вынуждены прибегать к методике сокращения затрат, снижая издержки на обслуживание учебного процесса.

Для этого используются различные методы: от развития дистанционной и заочной форм обучения до снижения расходов на персонал и разработку учебных  и методических программ. Совершенно очевидно, что это экономия на квалифицированных кадрах и совершенствовании образовательных методик и процессов также приводит к дальнейшему снижению качества обучения.

Каковы же дальнейшие перспективы? К чему может привести бесконтрольное развитие данных процессов? Без сомнения, к деградации системы дополнительного образования и повышения квалификации и усилению нехватки подготовленных специалистов. Следствием этого может стать снижение качества и безопасности строительства.

Безусловно, определенная работа по противодействию «коммерциализации» и общему улучшению ситуации в образовательной сфере ведется и в настоящее время. Национальные объединения саморегулируемых организаций разрабатывают профессиональные стандарты, принимают экспертное участие в разработке учебных программ и планов, создают списки аккредитованных центров дополнительного образования.

Задача профессионального сообщества – содействовать поиску оптимальных путей решения системных проблем в образовательной сфере. Эффективная работа в данном направлении возможна только с привлечением  самого широкого круга участников.

Murzintsev

Как отмечает Дмитрий Мурзинцев, генеральный директор СРО НП «ЭнергоСтройАльянс» - организатора данного круглого стола: «Проблема демпинга в сфере образовательных услуг – проблема всеобщая. Она в равной степени затрагивает все отраслевые направления саморегулирования, все без исключения саморегулируемые организации. СРО НП «ЭнергоСтройАльянс» на протяжении длительного времени ведет активную работу, связанную с решением актуальных проблем и задач института саморегулирования, является деятельным участником рабочих групп и комитетов при различных организациях и органах власти. Именно поэтому мы приняли решение о проведении круглого стола, в рамках которого эксперты, специалисты, представители каждой из заинтересованных сторон могли бы представить свою аргументированную точку зрения, поделиться видением сложившейся ситуации и путей выхода из нее. Для нас важно получить объемную картину, позволяющую достаточно четко определить предпосылки формирования системных проблем в образовательной сфере, собрать широкий спектр мнений, необходимый для выработки оптимального решения. В дальнейшем мы намерены вынести обсуждение и на другие площадки:  Национальное объединение строителей (НОСТРОЙ), Национальное объединение проектировщиков (НОП), Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), Торгово-промышленную палату (ТПП)».




На вопросы круглого стола отвечают:

Ishin
Ишин Александр Васильевич – вице-президент НОСТРОЙ, глава Комитета по профессиональному образованию НОСТРОЙ;

Maslova
Маслова Наталья Петровна – председатель Комитета по науке, образованию и аттестации НОП;

Shevchenko
Шевченко Светлана Александровна – генеральный директор АНО «НТЦ «ТехноПрогресс»;

Bobrov
Бобров Юрий Леонидович – профессор, заведующий кафедры "Методология саморегулирования и аттестации" ГАСИС;

Timofeev
Тимофеев Евгений Михайлович - начальник учебно-организационного отдела УНЦ ФСК-МЭИ, ЦПП "Электроэнергетика" Московский Энергетический Институт (технический университет), МЭИ;

Ginzburg
Гинзбург Александр Витальевич - заместитель директора Института дополнительного профессионального образования МГСУ;

Ильина Дарья Сергеевна - главный специалист АНО «Дистанция»;

Александр Викторович Инягин  – генеральный директор НОУ «Учебный центр «Специалист».

1.      В чем, на ваш взгляд, причины такого явления как «демпинг в образовании»?

А. Ишин: Причины заключаются, прежде всего, в том, что существует большое количество образовательных учреждений, которые ничем кроме подобных услуг не занимаются. В настоящее время организации достаточно просто иметь лицензию - не нужен ни штатный профессорско-преподавательский состав, ни собственное здание, ни опыт деятельности.

Мы сталкиваемся с ситуацией, когда «спрос рождает предложение». Компаниям необходимо большое количество специалистов, прошедших повышение квалификации и аттестацию, для получения свидетельств о допуске. Специалисты зачастую не обладают возможностями (временными, организационными, финансовыми) обратиться в известный государственный вуз, который сотрудничает с ведущими производителями технологий и материалов, для прохождения повышения квалификации. В итоге они обращаются в небольшие образовательные учреждения, которые готовы выдавать удостоверения о повышении квалификации без какого-либо обучения. Поскольку полноценного механизма контроля за деятельностью образовательных организаций, оказывающих услуги в области повышения квалификации, нет, мы имеем огромное число подобных учреждений, которые конкурируют между собой и ради этого сильно снижают цены.

Н. Маслова: Всегда есть желающие просто приобрести необходимые «бумажки». Они делают ставку на свой «административный ресурс», позволяющий получить большой «кусок пирога» при формальном соответствии требованиям законодательства. При наличии спроса появилось немалое количество недобросовестных организаций, осуществляющих предложение. К сожалению, получение лицензии, особенно не федерального значения, не представляет проблемы на сегодняшний день.

С. Шевченко: Демпинг – следствие спроса на «документ об образовании». Обучение стоит недешево: аренда помещений, их оснащение, зарплата преподавателей и методистов, раздаточные материалы и так далее  – все это нужно окупать. Поэтому демпингуют те, кто просто торгует «документами об образовании», а остальным приходится под них подстраиваться, в ущерб себе.

Ю. Бобров: Демпинг в образовании, как и в других видах деятельности, не экзотика. Однако в сфере образования он плавно перешел из мощной системы государственного лицензирования строительной деятельности в негосударственную систему СРО со всеми ее недостатками.

Стремление отдельных соискателей дипломов, аттестатов и удостоверений о повышении квалификации получить необходимые документы быстрее и дешевле пока неискоренимо. Далеко не единичны случаи не только подделки и торговли бланками дипломов о профессиональной переподготовке, аттестации и свидетельств о допуске, но и обеспечение комплектами всех необходимых документов для незаконного создания компаний.

Е. Тимофеев: В формировании цен участвуют две основные стороны: заказчик и исполнитель. Дополнительно присутствует третья сторона – саморегулируемая организация, которая должна принять образовательные документы государственного образца по программам, удовлетворяющим требованиям/рекомендациям национального объединения. На данный момент сложилась ситуация, когда заказчику необходимы результирующие документы, а не качественное образование, что влечет за собой соответствующие манипуляции «особых» образовательных учреждений. Вузам, являющимся разработчиками состава и содержания программ в рамках учебно-методических объединений (далее УМО) соответствующих направлений, ничего и не остается, кроме как пытаться позиционировать свои программы в соответствии с требованиями рынка. Данная ситуация будет сохраняться и дальше, пока не изменится личное отношение руководства компаний заказчиков к проблематике образования, качеству своего продукта и форме ценообразования.

А. Гинзбург: Причиной демпинга в образовании является тот факт, что на рынке имеются учреждения, которые фактически торгуют удостоверениями.

В соответствии с законодательством, требования повышения квалификации являются обязательными, но ряд организаций подходит к этому  недобросовестно.

Многие компании ограничены в финансовых ресурсах. Поэтому люди вынуждены покупать «корочки» без знаний. К сожалению, сейчас очень мало организаций, которые бы понимали, что важнее знания, а не сэкономленные средства.

Проблема состоит в том, что добросовестные образовательные учреждения не могут конкурировать с недобросовестными. Так как последние всегда предлагают обучение по более низкой цене.

Д. Ильина: На мой взгляд, можно выделить две основные причины. Первая проблема – проблема общего характера: отсутствие контроля за качеством образования. Государственного контроля в сфере дополнительного образования фактически нет, а какие-либо альтернативные механизмы до сих пор так и не возникли или не были созданы.

Вторая проблема – внутренняя. На рынке образовательных услуг действует множество «коммерческих» учебных центров. Их основной бизнес – продажа удостоверений, поэтому основные усилия и средства они направляют на привлечение как можно большего числа клиентов. Деньги тратятся на рекламу, полиграфию, но только не на преподавателей, учебные материалы или разработку программ. Пока недобросовестным центрам выгодно работать, пока у них существует такая возможность, проблема «демпинга» никуда не денется.

А. Инягин: Это комплексная, многокомпонентная проблема. С одной стороны, немалое количество компаний заботится только о сиюминутной выгоде, стараясь как можно больше сэкономить на обучении. С другой стороны, существуют недобросовестные учебные центры, которые ориентированы на удовлетворение спроса именно на подобного рода «услуги». С третьей, добросовестным образовательным учреждениям приходится снижать свои расходы на предоставление услуг, чтобы элементарно выжить. В итоге система замыкается, работает в режиме самоподдержки, потому что все ее участники так или иначе работают на усиление демпинга и дальнейшее распространение данного явления.

 

2.      Какие законодательные меры можно ввести для борьбы с этим явлением?

А. Ишин: Одной из главных законодательных мер может стать принятие на осенней сессии Государственной Думы проекта федерального закона «Об образовании в Российской Федерации». В соответствии с проектом федерального закона, дополнительное профессиональное образование направлено на непрерывное повышение профессиональных навыков граждан  в течение всей жизни, в том числе для адаптации людей к меняющимся условиям профессиональной деятельности и социальной среды, совершенствования деловой квалификации, подготовку к выполнению новых видов профессиональной деятельности на базе среднего профессионального и высшего образования (статья 80 законопроекта).

Такая модель позволит в большей степени сориентировать систему дополнительного профессионального образования  на нужды конкретных отраслей (в том числе, строительной) и потребности заказчиков соответствующих образовательных услуг, сделать систему более гибкой  и  оперативно реагирующей на изменяющиеся технологии и методики.

Н. Маслова: Возможно реализовать целый ряд мер:

  • Ввести обязательный ежегодный контроль процесса обучения уполномоченным органом (Рособрнадзор);
  • Сформировать перечень аккредитованных программ блочно-модульного типа, удобных для комплектации тематического плана любого заказчика обучения;
  • Организовать вневедомственную аттестацию преподавателей профессиональной комиссией не реже 1 раза в 3 года;
  • Повысить ответственность лицензирующих органов.

С. Шевченко: Не уверена, что законодательно удастся решить эту проблему. Должен произойти «переворот в умах», в первую очередь - руководителей строительных организаций.

Ю. Бобров: К законодательным мерам, которые могли бы, вероятно, улучшить положение дел, можно отнести:

  • Подготовку и утверждение нового «Соглашения о взаимодействии в области кадрового планирования для задач строительного комплекса» между воссозданным Госстроем РФ, Минобрнауки РФ, НОСТРОЙ, НОИЗ, НОП, НАМИКС, АСВ и НОЭКС взамен Соглашения, заключённого с Минрегионом РФ 21.10.2011.
  • Принятие единой концепции и методологии повышения квалификации, аттестации и тестирования. Эту работу могли бы совместно провести НОСТРОЙ, МГСУ, кафедра «Методологии саморегулирования и аттестации» ГАСИС  и заинтересованные СРО.
  • Введение добровольной очной аттестации и повышения квалификации первых лиц НО, НП, СРО, обязательной – для остальных руководителей и специалистов строительного комплекса.

Е. Тимофеев: Как мы видим, данные проблемы имеют системный характер. Что можно сделать с системой (исходя из самого определения системного подхода)?  Либо регулировать взаимоотношения законодательно на высшем уровне, либо менять систему внутри, дополняя, уточняя те законы, которые мы готовим сами для себя же. Мы видим пробелы в законодательной сфере, которые позволяют действовать как бы рамках правого поля, но, в то же время, не этично, обходя благую идею, что закладывалась в систему. Их надо устранять, чем мы сейчас и занимаемся.

А. Гинзбург: В первую очередь необходимы не законодательные меры, а поддержка со стороны профессионального сообщества.

На данном этапе государство сознательно самоустранилось с рынка услуг дополнительного профессионального образования. Это выражается в том, что были отменены федеральные государственные требования к программам ДПО. Также по этим программам отменяются удостоверения государственного образца.

Однако наличие удостоверения государственного образца являлось конкурентным преимуществом для серьезных учебных заведений. Сейчас любая компания, имеющая лицензию, может выдавать удостоверения собственного образца.

Позиция государства такова, что оно не хочет утверждать федеральные требования к программам ДПО.

Д. Ильина: Новые законы вводить не требуется. Достаточно обеспечить работоспособность и исполнение существующих. Возможно, их необходимо актуализировать с учетом нынешних реалий.

А. Инягин: На законодательном уровне с демпингом можно бороться, установив ограничение минимальной стоимости услуги для каждой сферы в отдельности. К примеру, в строительной отрасли курс повышения квалификации объемом 72 часа вряд ли может стоить менее 10 тысяч рублей за человека, курс в 102 часа – менее 12 тысяч. Это элементарный вопрос себестоимости. Подобные ограничения фактически ликвидируют почву для деятельности так называемых «коммерческих» учебных центров.

 

3.      Какие стороны необходимо привлечь к разработке подобных мер?

Н. Маслова: Рособрнадзор, лицензирующие органы, саморегулируемые организации, Национальные объединения, Учебно-методическое объединение (УМО) высших учебных заведений Российской Федерации по образованию в области строительства в лице Учебно-методического совета по развитию дополнительного профессионального образования (УМС ДПО).

С. Шевченко: Если все же такие законодательные меры будут разрабатываться, то наряду с законодателем необходимо привлечь и саморегулируемые организации и непосредственно строительные компании в качестве конечных «потребителей» таких законодательных инициатив.

Е. Тимофеев: Если рассматривать цепочку участников с точки зрения модели заинтересованных сторон, то сюда должны быть привлечены все, начиная от простого гражданина (общественные организации), который получает продукт деятельности строителей, проектировщиков и прочих, до государственных органов, как издающих законы, так и контролирующих их исполнение. Если же ограничить круг, то, как минимум, должны участвовать государство, СРО,  вузы (профильные УМО по соответствующему направлению деятельности), члены СРО, что в целом сейчас уже существует.

А. Гинзбург: Поскольку законодательные меры могут быть реализованы только государством, в свое время были направлены обращения в Минрегион и Минобр науки. В них подчеркивалась необходимость формирования Федеральных государственных требований в строительной сфере.

К сожалению, эти обращения не были восприняты. Поэтому мы возлагаем большие надежды на профессиональное сообщество, Российский союз строителей и, конечно же, саморегулируемые организации.

Д. Ильина: Крайне важно, чтобы актуализированное законодательство отражало интересы всех участников процесса, как контролирующих органов (Рособрнадзора), так и учебных центров. Значит, необходимо привлекать сами учебные центры. Поскольку образовательных учреждений очень много, логично сформировать некие союзы или ассоциации, на базе которых будет вырабатываться консолидированная позиция сообщества и объективные критерии по тем или иным вопросам. За основу здесь можно взять действующую модель саморегулирования.

А. Инягин: Безусловно, разработка подобных мер должна проводиться при участи всех сторон процесса: представителей системы образования, отраслевых министерств и ведомств, законодательных органов, отраслевых саморегулируемых организаций, самих учебных центров. Это вызвано необходимостью сформировать взвешенные, обоснованные критерии стоимости, определить ответственную сторону.

 

4.      Какой должна быть роль саморегулируемых организаций в данном процессе?

А. Ишин: Чтобы победить «демпинг в образовании» необходимо разумное сочетание мер государственного и общественного контроля за сферой образования. Без взаимного сотрудничества невозможно обеспечение развития дополнительного профессионального образования в России и переход его на новый качественный уровень, который позволил бы максимально обеспечить достижение целей саморегулирования.

Н. Маслова: СРО могут осуществлять сбор отзывов о качестве обучения, сведения о стоимости, обобщать данные о деятельности образовательных учреждений с дальнейшим размещением информации на сайтах Национальных объединений.

С. Шевченко: В первую очередь СРО должны разъяснять своим членам, что безопасность и качество строительства напрямую зависят от актуальности знаний и компетентности сотрудников строительных организаций. Требования закона не призывают обучать сотрудников по стандартным программам. Строительные компании или СРО могут согласовывать с образовательными учреждениями такие учебные программы и тех преподавателей, которые им необходимы, утверждать ту форму обучения, которая их устраивает. Они - заказчики образовательных услуг и имеют право получать за свои деньги не только и не столько «документ об образовании», а в первую очередь само образование!

Ю. Бобров: В государственных интересах роль СРО в данном процессе должна быть несколько принижена в связи с новой ситуацией, связанной с воссозданием Госстроя РФ и имеющимся «Соглашением» от 21.10.2011г. Это, как мне представляется, пойдёт в запас прочности системы СРО.

Е. Тимофеев: Роль саморегулируемой организации весьма четко описана законом о СРО. Однако в связи со скорым появлением нового закона об образовании, есть большая вероятность того, что СРО возьмет на себя дополнительную роль, практически получив право выбирать, чьи документы об образовании принимать, а чьи не принимать.

А. Гинзбург: Национальные объединения СРО, саморегулируемые организации должны более жестко контролировать происхождение документов, предъявляемых членами СРО. Именно СРО отвечают за качество работ, они призваны следить за тем, чтобы специалисты повышали квалификацию в полном объеме.

СРО должны иметь возможность проверить специалиста, насколько он обладает нужными знаниями. Для этого необходимо создать систему отраслевой сертификации.

Д. Ильина: Если говорить о СРО образовательных учреждений, они могли бы взять на себя обязанности по выявлению недобросовестных участников рынка и предоставлять информацию о них всем заинтересованным лицам. Такие сведения можно оформлять в виде интернет-реестров «коммерческих» учебных центров. В свою очередь, СРО в строительной сфере получили бы возможность учитывать эти данные при выдаче свидетельств и контрольных проверках.

А. Инягин: Считаю, что саморегулируемые организации должны принимать самое активное участие в разработке мер по борьбе с демпингом. Даже если, возвращаясь к строительной отрасли, мы не будем говорить о формальной роли контроля за квалификацией сотрудников организаций, осуществляемого в рамках мероприятий по выдаче Свидетельств о допуске к работам.  Одна из концептуальных задач системы саморегулирования в строительном комплексе – обеспечение безопасности строительства и повышение качества выполняемых работ. Очевидно, что реализация данной задачи напрямую связана с регулярным и полноценным повышением квалификации специалистов компаний – членов СРО. Опять же, здесь действует прямая заинтересованность СРО: наличие надлежащей квалификации у специалистов подразумевает снижение вероятности аварий, а значит, служит своеобразной защитой для средств компенсационного фонда саморегулируемой организации.

 

5.      Существуют ли возможности борьбы с демпингом, не связанные напрямую с законодательными инициативами?

А. Ишин: СРО должны контролировать процесс обучения работников собственных членов через мониторинг качества программ повышения квалификации. На основании результатов профессионально-общественной аккредитации профессиональных образовательных программ могут формироваться рейтинги аккредитованных программ. Привлекать для этого процесса стоит, прежде всего, объединения или ассоциации работодателей, профессиональные сообщества или уполномоченные ими организации. К примеру, в Национальном объединении строителей уже около 2 лет ведется реестр образовательных организаций, рекомендованных для прохождения повышения квалификации и профессиональной переподготовки. Образовательные учреждения представляют в НОСТРОЙ свои программы, изучается опыт их деятельности, развернутые учебно-тематические планы, списки профессорско-преподавательского состава. Обязательным условием для попадания этот реестр является рекомендация от СРО. Тем самым можно говорить о создании успешного прецедента по созданию механизма контроля за качеством программ дополнительного профессионального образования учебных учреждений для строительного сообщества.

Н. Маслова: Безусловно, существуют. Основной метод борьбы – гласность. После обобщения отзывов заказчиков услуг по повышению квалификации и переподготовке, эту информацию можно сделать доступной через сайты объединений и отметить определенным образом лжеобразовательные учреждения, например, «Осторожно! Непрофессионалы!».

С. Шевченко: Только пропаганда.

Е. Тимофеев: Мы живем в правовом государстве. Любая деятельность должна быть регламентирована. Пускать что-то на самотек в существующих реалиях было бы весьма опрометчивым решением, поскольку даже сейчас идут системные процессы весьма сомнительного характера.

Добавлю, что в январе 2013 года должен вступить в силу новый закон об образовании, на основании которого в сфере дополнительного образования перестанут выдаваться документы государственного образца. Какие документы об образовании будут выдаваться и как будет организована новая деятельность в области повышения квалификации, пока не совсем ясно. Особенно это касается СРО, которые принимали в зачет повышения квалификации документы государственного образца. С другой стороны, это дает большие возможности для борьбы не только с демпинговыми ценами на рынке, но также и с некачественным дополнительным образованием. Каждая СРО в складывающемся правовом поле получает возможность выбирать вузы, а также регламентировать состав программ для аттестации, исключая при этом неблагонадежные образовательные учреждения и некачественные программы.

А. Гинзбург: Да. Существует Учебно-методический совет при Международной ассоциации строительных вузов.  В планах Совета проведение аккредитаций программ ДПО в области строительства. Это делается для того, чтобы вузы получали право работать только по аккредитованным программам дополнительного профессионального образования в области строительства. Мы хотели бы заменить удостоверения государственного образца на удостоверения общественно-профессионального образца.

Таким образом возможно повысить статус выдаваемых удостоверений, за который будет отвечать строительное сообщество.

Д. Ильина: Теоретически, такие возможности есть. Определенные меры можно реализовать на уровне добровольных СРО образовательных учреждений и стандартов, которые они вполне способны разработать. При наличии прозрачности и информационной открытости системы добровольного саморегулирования «демпингу» можно было бы противопоставить хорошую репутацию. Хорошая репутация – самый надежный знак качества.

А. Инягин: Да, существует возможность использования репутационных механизмов. Реестры добровольных ассоциаций, добросовестных учебных центров могли бы стать ориентиром на рынке образовательных услуг. Однако здесь также необходимо выработать необходимые и достаточные  критерии добросовестности: возможно, информационная прозрачность, уровень цен на услуги, наличие необходимых лицензий, соответствие программ образовательным стандартам и так далее. Что должно входить в понятие добросовестности и кто должен определять соответствие – вопрос, безусловно, открытый.